March 25th, 2019

ШАМПАНСКОЕ В БРИТАНИИ


Британцы, наконец, распробовали игристые вина

Пока мир бьет тревогу из-за глобального потепления, кое-кто откупоривает шампанское.


Английские производители игристого вина празднуют лучший урожай в истории и надеются вписать свои имена в меню ресторанов и прейскуранты виноторговцев всего мира.

Они метят в сегмент дорогого игристого - 25-40 фунтов стерлингов (2,1-3,4 тысячи рублей) за бутылку. В нем сейчас безраздельно властвуют французы из расположенной всего в 300 км отсюда Шампани, где схожий климат и идентичный известняк.

В потенциал английского терруара верят не только англичане: шампанские дома Taittinger и Vranken-Pommery скупают земли на холмистом юго-востоке Англии и уже засеяли классическими сортами - шардоне, пино нуар и пино менье - десятки гектаров на укрытых от ветров солнечных склонах Кента.


 Виноделие - удел теплых графств вокруг Лондона, укрытых от ветра и дождей

Французы планируют продавать свои первые английские партии через три-четыре года. К этому времени как раз будет готово игристое вино, заложенное после рекордного урожая 2018-го - в Англии его делают традиционным методом, выдерживая в бутылках несколько лет.


Английские же производители давно наращивают продажи, но до сих пор внутренний рынок был для них основным. Несмотря на небольшие объемы, популярность и доступность английского игристого растет, во многом благодаря эволюции вкусов британской публики и падению спроса на импортные вина, подорожавшие после девальвации фунта из-за "брексита".

Бизнес на миллиард

По данным британской отраслевой ассоциации Wine and Spirit Trade Association (WSTA), в год, когда британцы проголосовали за выход из ЕС, английское игристое впервые в истории вышло на четвертое место по продажам, обойдя французский креман и австралийское игристое.

Но ему еще очень далеко как до основного конкурента - шампанского, так и до недорогих массовых "шипучек": итальянского просекко и испанской кавы.


Британцы тратят на "пузырики", как они их называют, более 2 млрд фунтов (171 млрд рублей) в год. Львиная доля этих денег приходится на импортные сорта, однако местные виноделы рассчитывают, что в ближайшие 20 лет только английского игристого будет продаваться на 1 млрд фунтов (85 млрд рублей).

Для этого нужно выращивать больше винограда и осваивать новые рынки. С первым помогает потепление. Согласно статистике, последние четыре года в мире были самыми теплыми за всю историю наблюдений с 1880 года. И это давний тренд: из последних 22 лет рекордно жаркими были 20.

С завоеванием новых рынков сложнее. Это затратное дело: нужно создать сбытовую сеть и наладить поставки, но самое главное - продвинуть имя на рынке, где синонимом игристого вина является шампанское.

"Мы покупаем все французское, даже пиво, хоть оно и так себе", - сетует на представления мира о вкусной еде Фрейзер Томпсон. Он управляет винодельческим хозяйством Chapel Down в Кенте.

"А вот Англии еще только предстоит борьба за звание качественного производителя продуктов питания и напитков. Пока что у нас плохо получается, но у вина как раз есть шанс стать первооткрывателем на этом пути".

Его хозяйство - одно из крупнейших в стране - продает 97% своего игристого вина на внутреннем британском рынке. Крохи уходят за границу, в основном в США.

"Чтобы экспортировать, нужно инвестировать. Заполнить один контейнер и продать его в Казахстан может каждый. Но это неустойчивая бизнес-модель", - говорит Томпсон.

Новый Старый Свет


 На мероприятиях с участием королевской семьи почти всегда используют английское игристое

Англичан вдохновляет история вин нового света. Они часто вспоминают американский штат Орегон, где еще недавно никакого вина в помине не было, а теперь это - заметный винодельческий регион, причем, как и в Англии, там представлены мелкие семейные хозяйства, а не крупные производители.

Постепенно об английском игристом узнают за границей: за последние 16 лет оно взяло полтора десятка наград на международных соревнованиях виноделов.

Однако ему далеко до фурора 1970-х, когда вина Нового Света взяли штурмом Старый Свет после знаменитой слепой дегустации, на которой лучшие французские эксперты отдали первые места калифорнийским винам.

Тот грандиозный скандал организовал англичанин Стивен Спурье. Теперь он - один из ведущих винных критиков и сам производит игристое вино Bride Valley в графстве Дорсет на юго-западе Англии.

Спурье - человек обеспеченный, и может позволить себе заниматься одним из самых авантюрных видов рискованного земледелия - выращивать виноград на широте Воронежа, Припяти и Роттердама. А широкая известность в узких кругах помогает ему продавать свое вино по всему миру - недаром в России, например, из английского игристого представлено как раз Bride Valley.


Другие пока ориентированы на внутренний рынок. И тут успехи настолько вдохновляют, что многие задумались об экспорте.

Еще в начале десятилетия английские винодельческие хозяйства производили чуть более 1 млн бутылок в год. В позапрошлом году производство достигло 6 млн бутылок, из которых две трети - игристое.

За пятилетку к 2020 году они рассчитывают удвоить производство, а экспорт нарастить в 10 раз.

Взрывной рост до сих пор объяснялся эволюцией вкусов местной публики. Традиционно британцы скрашивали досуг пивом и сидром, но на рубеже веков распробовали вино. Теперь пришла очередь игристого.

Страна в целом все меньше пьет - старики не могут, а молодые не хотят. На этом фоне продажи вина упали на 5% за последние пять лет, однако сегмент шампанского, просекко и кавы пережил взрывной рост на 37%.

В прошлом году очередному рекорду способствовали жаркое лето и королевская свадьба. На официальных банкетах, кстати, подают английское игристое, а половина вина в казенных подвалах сейчас - местного разлива.



 В день королевской свадьбы игристое лилось рекой

Патриотизм потребителей на руку английским виноделам. Даже его крайние формы вроде "брексита" оборачиваются для них неожиданными дивидендами.

Один из ярых сторонников прощания с ЕС Тим Мартин владеет обширной сетью недорогих пабов Wetherspoon и активно агитирует их завсегдатаев. В русле своей кампании он решил заменить французское шампанское английским игристым от крупного местного производителя Denbies. Правда, у его клиентов популярнее более демократичные "пузырики" австралийского и итальянского происхождения.

Некоторые прощаются с шампанским совсем по другим причинам. Во-первых, с девальвацией фунта местное игристое уже конкурирует с самыми дешевыми вариантами no name шампанских вин. Во-вторых, люди все чаще соглашаются доплачивать за органические, местные и фермерские продукты.

Именно этим руководствовалась другая крупная сеть пабов - Fuller's, убравшая из винной карты свое домашнее шампанское Collet в пользу четырех местных марок: Chapel Down, Bolney, Furleigh и Hambledon.

Результат - падение продаж шампанского в стране на 11% за год в физическом выражении и на 6% - в денежном. Такими темпами за пару лет Великобритания потеряет место основного зарубежного рынка для шампанских вин и уступит его Японии, где продажи растут на 20% в год и уже превысили 13 млн бутылок.

И англичане надеются развить наступление, вытесняя французов с острова.

Если их прогнозы оправдаются, производство в Англии вырастет с 4 до 10 млн бутылок за 10 лет - а это треть рынка шампанского в Великобритании. Правда, к этому моменту значительную часть английского игристого будут делать и продавать их конкуренты - виноделы Шампани.

Отсюда:
https://www.bbc.com/russian/features-47646961

ИГОРЬ ЭММАНУИЛОВИЧ ГРАБАРЬ

И́горь Эммануи́лович Граба́рь (18711960) — русский и советский живописец, реставратор, искусствовед, теоретик искусства, просветитель, музейный деятель, педагог, профессор.

Академик АХ СССР (1947). Академик АН СССР (1943). Народный художник СССР (1956). Лауреат Сталинской премии первой степени (1941).

Биография




Портрет И. Э. Грабаря работы Кустодиева

Родился 25 марта 1871 года в Будапеште в семье галицко-русинского общественного деятеля Эммануила Грабаря, избранного в конце 1860-х годов депутатом венгерского парламента. Крещён православным священником сербского происхождения, восприемником был Константин Кустодиев, дядя художника Б. М. Кустодиева. Дедом Грабаря по материнской линии был Адольф Добрянский, выдающийся деятель русского движения в Закарпатье и Галиции. Мать художника, Ольга Грабарь, также занималась русской просветительской деятельностью в Галиции. Вскоре после рождения сына Ольга Грабарь с детьми уехала в имение отца в Карпатской Руси. Эммануил Грабарь был вынужден бежать в Италию, где устроился в качестве домашнего преподавателя детей князя Сан-Донато П. П. Демидова, а через три года последовал за ними в Париж[. В 1876 году Э.Грабарь переехал в Российскую империю и поселился в Егорьевске Рязанской губернии, где, сдав экзамен на право преподавания французского и немецкого языков, стал работать в местной гимназии под фамилией Храбров. В течение 1879—1880 гг. в Россию переехали его жена с сыновьями.

С 1880 по 1882 годы Игорь Грабарь учился в Егорьевской прогимназии и посещал занятия Варвары Житовой, сводной сестры писателя И. С. Тургенева. С 1882 года учился в лицее цесаревича Николая, который окончил в 1889 году с золотой медалью; затем — на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1893 году.

В отличие от старшего брата, Владимира, ставшего известным юристом, Игорь предпочёл карьеру художника. Ещё в Москве он посещал занятия по рисованию Московского общества любителей художеств; с 1892 года начал заниматься в академической мастерской профессора Павла Чистякова, а в 1894 году поступил в Петербургскую академию художеств, где в 1895 году начал заниматься в мастерской И. Е. Репина. В 1896 году он уехал в Европу и в Мюнхене поступил в частную школу-студию Антона Ашбе. К мюнхенскому периоду творчества относятся такие его работы, как «Дама с собакой» (1899) и «Дама у пианино» (1899).

В 1901 году вернулся в Россию; участвовал в работе творческих объединений «Мир искусства» и «Союз русских художников», на выставках которых экспонировались его пейзажи и натюрморты.

Выставки

В 1903 году он окончательно переехал в Москву. С этого времени Грабарь принимал участие в выставках «Мира искусства» в «Салоне» и «Союзе»; его работы выставлялись и за границей — в Мюнхене, в Париже, в Salon d’Automne, в 1906 году на выставке русского искусства, устроенной С. П. Дягилевым, в Риме на международной выставке в 1909 году и др. В 1910-х годах с И. В. Рыльским и И. В. Жолтовским входил в городское жюри, которое проводило в Москве «конкурсы красоты фасадов» .

Вскоре после переезда в Москву Игорь Грабарь познакомился с художником Николаем Мещериным; неоднократно посещал усадьбу Мещериных Дугино (ныне — посёлок Мещерино в Ленинском районе Московской области).

После Октябрьской революции Грабарь также активно занимался живописью, создавая как пейзажи, так и официальные, «придворные» композиции.

http://www.bibliotekar.ru/k96-Grabar_Igor/index.files/image031.jpg

Автопортрет с палитрой

Искусствоведческая работа

Помимо создания картин важную роль в жизни художника занимала исследовательская и просветительская работа. И. Э. Грабарь много писал об искусстве в журналах — в «Мире искусства», «Весах», «Старых годах», «Аполлоне», «Ниве» и др. Его перу принадлежит текст в издании «Картины современных художников в красках», редактором которого он также состоял; он же был редактором и крупнейшим сотрудником предпринятого И. Н. Кнебелем издания «История русского искусства», а также серии монографий «Русские художники».

В начале 1913 года московская городская дума избрала Грабаря попечителем Третьяковской галереи — он оставался на этой должности вплоть до 1925 года; в письме матери он писал, что согласился на попечительство потому, что мечтал изучать «… не на расстоянии, не через стекла, а вблизи, вплотную, на ощупь, с обстоятельным исследованием техники, подписи, всех особенностей» художников. Грабарь осуществил вызвавшую бурную дискуссию в прессе и даже на заседаниях Государственной думы (10 сентября 1913 года) реэкспозицию музея: были перепланированы некоторые залы, убраны перегородки, щиты; в основу был положен историко-хронологический и монографический принципы экспозиции. В конечном итоге реформы Грабаря получили поддержку: в заявлении видных деятелей искусства, опубликованном в 1916 году говорилось, что «… обновление галереи вполне послужило раскрытию того поступательного движения в русском искусстве, какое провидел и утвердил в жизни своей галереи её основатель»; И. Е. Репин указывал, что была произведена «огромная и сложная работа на славу галереи П. М. Третьякова». В 1917 году была осуществлена инвентаризация всего собрания и издан каталог галереи с новыми атрибуциями каждого экспоната — для этого были проведены исследования для установления имен изображённых лиц, проведены обмеры и детально исследованы обороты четырёх тысяч произведений. Грабарь большое внимание уделял пополнению коллекции, приобретая как произведения старых мастеров, так и картины современных живописцев с выставок «Союза русских художников», «Голубой розы», «Мира искусства». Под руководством Грабаря была проведена реставрация и расчистка многих живописных полотен, среди которых «Портрет Павла I» С. С. Щукина, «Вид дворцовой набережной от Петропавловской крепости» Ф. Я. Алексеева, «На жатве. Лето» А. Г. Венецианова, «Пейзаж с животными» С. Ф. Щедрина[.

Могила Грабаря на Новодевичьем кладбище Москвы.

Грабарь был ключевой фигурой художественной жизни советской России. Он дружил с женой Льва Троцкого Натальей Седовой, с которой познакомился во время совместной работы в музейном отделе Наркомпроса. В самом начале сталинских чисток Грабарь ушёл со всех своих ответственных постов и возвратился к живописи. Он написал портрет девочки по имени Светлана, который вдруг стал невероятно популярен[.

Кроме того, Грабарь в 1918—1930 годах руководил Центральными реставрационными мастерскими в Москве, инициатором создания которых был. С 1921 года он — профессор Московского государственного университета, где читал курс лекций по теории и практике научной реставрации на отделении искусств. С 1944 года работал научным руководителем мастерских и возглавил многочисленные комиссии, занимавшиеся изъятием, что чаще было формой спасения от неизбежного уничтожения, картин из усадеб и икон из монастырей. Принимал непосредственное участие в реставрации иконы Андрея Рублёва «Троица». Современный Всероссийский художественный научно-реставрационный центр, выросший из созданных Грабарём Центральных реставрационных мастерских, носит его имя.

Был консультантом Ученого совета по реставрационным работам в Троице-Сергиевой лавре, научным руководителем и главным архитектором которых был назначен Игнатий Трофимов. С 1944 года директор Института истории искусств АН СССР.

В начале 1943 года Грабарь выдвинул идею компенсации потерь советских музеев за счет конфискации произведений из музеев Германии и её союзников. Он возглавил Бюро экспертов, которое составляло списки лучших произведений из музеев Европы, готовил «трофейные бригады», отправлявшиеся на фронт, и принимал эшелоны с произведениями искусства.

Действительный член Императорской Академии Художеств (1913). Действительный член АН СССР (1943). Действительный член АХ СССР (1947).

В 1947 году стал одним из инициаторов проведения реставрационных работах в Андроникове монастыре, а также в организации там Музея древнерусского искусства Андрея Рублёва.

Умер 16 мая 1960 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

АЛЕКСЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ ЯВЛЕНСКИЙ

Явленский, Алексей фон


Алексей фон Явленский
Автопортрет (1912)
Автопортрет (1912)

Имя при рождении
Алексей Георгиевич Явленский

Дата рождения
13 (25) марта 1864

Место рождения
Торжок

Дата смерти
15 марта 1941 (76 лет)

Место смерти
Висбаден

Жанр
портрет

Учёба
Художественная студия Антона Ажбе (Мюнхен)

Стиль
Модернизм. Экспрессионизм

Подпись
Jawlensky autograph.png

Алексе́й Гео́ргиевич Явле́нский (Алексей фон Явленский; нем. Alexej von Jawlensky; 13 (25) марта 1864, Торжок15 марта 1941, Висбаден) — русский художник-экспрессионист, живший и работавший в Германии. Входил в группу художников «Синий всадник». На протяжении 30 лет состоял в гражданском браке с Марианной Верёвкиной.

Жизнь и творчество

Сын гусарского полковника Егора Никифоровича Явленского (1826-1885) и его второй жены Александры Петровны Медведевой, наследницы имения Кузлово в Вышневолоцком уезде. Брат генерал-майора Сергея Явленского и псковского губернатора Дмитрия Явленского. До 10 лет воспитывался в Кузлове. С 1874 года жил с матерью в Москве, учился в кадетском корпусе. По окончании 3-го Александровского военного училища (1887) служил во 2-м Кронштадтском батальоне поручиком.

С 25-летнего возраста посещал вольнослушателем класс Репина при академии художеств. В 1896 г. штабс-капитан Явленский вышел в отставку, чтобы посвятить себя целиком живописи. В том же году со своей невестой Марианной Верёвкиной переехал в Мюнхен, где вместе с Кандинским, Кардовским и Грабарём поступил в художественную студию Антона Ажбе. В Германии стал называть себя «фон Явленский», чтобы подчеркнуть благородное происхождение.

На протяжении 18 лет квартира Явленского и Верёвкиной в доме № 23 по Гизельштрассе оставалась одним из центров русской колонии, где, помимо известных художников, бывали Дягилев и Нижинский, Анна Павлова и Элеонора Дузе. Отойдя от мюнхенского реализма, до 1908 года находился под влиянием ван Гога. После знакомства в 1907 году с Матиссом и другими фовистами развил собственный стиль цветовой гаммы, сохранённый им до начала Первой мировой войны.

В 1894 году в имении генерала Верёвкина («Благодать» близ Ковно) Явленский встретил воспитанницу его владельцев — 13-летнюю Елену Незнакомову (1881—1965), которая позднее находилась в услужении у Марианны. В 1902 году провёл больше года в Прибалтике, где Незнакомова родила ему сына Андрея. Тем не менее Явленский не прерывал отношений с Верёвкиной до 1919 года.

В 1909 году он основал вместе с Кандинским, Эрбслёхом, Габриэль Мюнтер, Марианной Верёвкиной и другими «Новое Мюнхенское художественное объединение», предшествовавшее «Синему всаднику» (группе, которую создали Кандинский и Франц Марк и к которой тесно примыкал сам Явленский). Он выставлял свои работы совместно с работами художников группы.

В 1914 году, после начала войны, Явленскому пришлось покинуть Германию и переселиться в Швейцарию[. Здесь он начал свои «Вариации» — цикл работ, посвящённый ландшафтной тематике. После расставания с Верёвкиной переехал в 1921 году в Висбаден, где обвенчался с Незнакомовой и прожил до своей смерти.

В Висбадене Явленский познакомился с коллекционером и меценатом Генрихом Кирхгофом, который оказывал ему материальную поддержку. По совету своего импресарио Эммы Шейер («Галка») вместе с Василием Кандинским, Паулем Клее и Лионелом Фейнингером основал в 1924 году объединение «Синяя четвёрка», проводившее свои выставки в Германии и (главным образом) в США.

С 1927 года Явленского постоянно мучил артрит, и в 1938 году он прекратил заниматься живописью. Для последних работ (более тысячи полуабстрактных «медитаций» 1933-37 гг.) характерны нарочитая грубость широкого мазка и мрачность контрастного колорита. В 1937 году 72 его работы были конфискованы нацистами как «дегенеративное искусство».

Алексей Явленский умер в Висбадене в разгар Второй мировой войны и был похоронен на городском православном кладбище. Его сын Андрей Незнакомов (1902—1984) также был художником, после пленения советскими войсками до 1955 года находился в советских лагерях.




  • Примеры произведений Явленского

  • Фабрика (1910)


  • Девочка с зелёным лицом (1910)


  • Хелен (1911)


  • Автопортрет (1912)


  • Вариация (1916)


  • Удивление (1919)