Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

ДЖОН ГОЛСУОРСИ

Джон Го́лсуо́рси (John Galsworthy ([ˈɡɔːlzwɜrði]; 14 августа 1867, Кингстон-апон-Темс, Суррей31 января 1933, Лондон) — английский прозаик и драматург, автор знаменитого цикла «Сага о Форсайтах», лауреат Нобелевской премии по литературе (1932).

Биография

Джон Голсуорси родился 14 августа 1867 года в английском городе Кингстон-апон-Темс (графство Суррей, сейчас в составе Большого Лондона), в зажиточной семье. Его отец был юристом и директором нескольких компаний, а мать была дочерью владельца заводов. Учился на адвоката в привилегированной школе Хэрроу, затем в Оксфордском университете. В университете стал известным спортсменом в игре в крикет и футбол. В этот период он увлекался также чтением Теккерея, Диккенса и Мелвилла, слушал Бетховена. Однако Голсуорси, судя по всему, не видел себя в этой профессии и вместо того, чтобы начать карьеру в юриспруденции, уехал путешествовать за границу, где формально он должен был смотреть за семейным бизнесом в сфере морских перевозок.

Во время своих путешествий он на рейсе из Австралии встретил Джозефа Конрада, который на тот момент был первым помощником капитана и с которым они стали близкими друзьями. Именно Голсуорси убедил Конрада публиковать свои рассказы о путешествиях, став своего рода инициатором литературной карьеры второго.

Когда умер отец Голсуорси в 1904 году, он стал финансово независимым.

В 1905 году Голсуорси женился на Аде Пирсон (1864—1956), бывшей жене двоюродного брата. В течение десяти лет до этой женитьбы Голсуорси тайно встречался со своей будущей женой. Ада стала прототипом для многих героинь произведений Голсуорси. Во время Первой мировой войны работал в военном госпитале во Франции. Провел несколько лет на ферме Винстон, где занимался строительством с 1908 года, а с 1923 эта ферма стала его другим домом.

В 1921 году совместно с Кэтрин Эми Доусон-Скотт основал ПЕН-клуб; стал его первым главой.

В 1929 году за заслуги перед литературой стал членом ордена Заслуг.

В ноябре 1932 года Голсуорси была присуждена Нобелевская премия по литературе. Он в это время страдал от сильных головных болей в результате стремительно развивавшейся опухоли мозга, и английские писатели смогли поздравить коллегу только заочно.

Голсуорси скончался 31 января 1933 года в Лондоне. Последние семь лет своей жизни жил в Западном Сассексе. По воле автора его тело было кремировано, а пепел развеян с самолета.

ЧУДЕСНАЯ ПОГОДА, НЕ ПРАВДА ЛИ, СЭР? РОМАН ВИЛЬФАНД

Аннотация к книге "Чудесная погода, не правда ли, сэр?"

Почему меняется погода? Кто придумывает имена ураганам? Почему при глобальном потеплении так холодно? Что мы вообще знаем о погодных явлениях и о работе метеорологов, кроме того, что синоптики всегда дают точные прогнозы, но погода не всегда точно их выполняет? На эти и другие вопросы ответил самый погодозависимый человек в стране - научный руководитель российского Гидрометцентра Роман Вильфанд.
Подробнее: https://www.labirint.ru/books/665104/

ПАРОЧКА ЦИТАТ:

Самая высокая  приземная температура – 56, 7 ° С выше нуля  – была зарегистрирована 10 июля 1913 г. в Гринлэнд-Рэнче (Долина Смерти), Калифорния, США.

Самая низкая температура – 89, 2°С ниже нуля – зафиксирована 21 июля 1983 г. на станции "Восток" в Антарктиде.

АНЕКДОТ:

"Читая экономические прогнозы министров-экономистров всех стран, начинаешь понимать, как несправедливы мы были, иронизируя над синоптиками и их прогнозами".

Сейчас не найду то место, где написано, почему в феврале 28 дней. Сначала Цезарь прибавил денек к ИЮЛЮ, а потом император Август – к АВГУСТУ. Забрали у ФЕВРАЛЯ.

Книга написана легко, автор  объясняет все не для профессионалов, а как раз для людей, не отягощенных специальными знаниями.

ПАМПЛОНА








Отсюда:
https://news.sky.com/story/pamplona-bull-run-three-men-gored-on-final-day-of-san-fermin-festival-11762813

Пампло́на (Ирунья) (исп. Pamplona, баск. Iruñea, лат. Pompaelo, Pompelon, Pompeiopolis, Pampilona) — столица автономной области Наварра на севере Испании, один из древнейших городов страны. Расположена у подножия Западных Пиренеев, на реке Арге (притоке Арагона).

Наибольшую известность в мире Памплона получила благодаря празднику Сан-Фермин, проходящему ежегодно с 6 по 14 июля (увековечен в романе Эрнеста Хемингуэя «И восходит солнце (Фиеста)») и, прежде всего, благодаря энсьерро — бегу по улицам города мужчин от двенадцати разъярённых быков.

Памплона основана в 70-е годы до н. э. римским полководцем Гнеем Помпеем (откуда и происходит название города); предположительно, на месте Памплоны до этого времени существовало небольшое баскское поселение. В 446 году город был занят вестготами, затем, в середине VI века, — франками. В VIII веке Памплона стала столицей независимого королевства Наварра. С 738 года Памплона находилась под господством мавров, — до тех пор, пока не была завоёвана франкским королём Карлом Великим, заключившим союз с басками. С тех пор Памплона много раз переходила из рук в руки, пока в 1512 году не вошла окончательно в состав Испанского королевства. Расцвет Памплоны пришёлся на XI век, когда город принимал паломников, направлявшихся в Сантьяго-де-Компостела.

ЧТО ПОЧЕМ. КНИЖНЫЙ АУКЦИОН


Это издание "Евгения Онегина" продано за 467 тысяч фунтов, что в три раза больше оценочной стоимости

Первое издание романа Александра Пушкина "Евгений Онегин" продано на торгах аукционного дома Christie's в Лондоне за 467,2 тыс. фунтов стерлингов (около 37 млн рублей). Эстимейт лота составлял 120-160 тысяч фунтов.

На торги "Золотой век русской литературы" было выставлено более 120 редких печатных изданий из частной европейской коллекции, в том числе произведения Достоевского и Гоголя.

Общая выручка торгов, по сообщению аукционного дома, составила 2,2 млн фунтов стерлингов (около 180 млн рублей).

Первое издание романа Александра Пушкина "Евгений Онегин" 1825-1827 годов было выпущено типoгpaфиeй дeпapтaмeнтa нapoднoгo пpocвeщeния Caнкт-Пeтepбуpгa.

"Издание "Евгения Онегина" - настоящая библиографическая редкость. В комплект входит издание первой главы романа в оригинальном переплете", - сообщили в аукционном доме.


За 175 тыс. фунтов (почти 14 миллионов рублей и вдвое больше эстимейта) было продано также первое издание "Вечеров на хуторе близ Диканьки" Николая Гоголя, вышедшее в 1831 году.

Christie's отмечает, что это первое увиденное широкой публикой издание автора, так как все доступные экземпляры своего первого неудачного произведения "Ганц Кюхельгартен" Гоголь выкупил и сжег.


Полный экземпляр этого издания в двух томах появлялся на торгах лишь дважды. Одни из предыдущих владельцев издания - князья Воронцовы, о чем свидетельствует нанесенная на книгу монограмма.

Среди других библиографических ценностей, ушедших с молотка во вторник, было и редкое первое издание поэмы Пушкина "Руслан и Людмила" 1820 года (143,7 тыс. фунтов), первое прижизненное издание басен Ивана Крылова 1809 года (72,5 тыс. фунтов), а также сборник стихов Афанасия Фета "Лирический пантеон" 1840 года - это издание автор больше не перепечатывал.


 Сборник стихов Фета "Лирический пантеон" вышел при участии Аполлона Григорьева, его друга по Московскому университету

За рекордную сумму - 68,7 тыс. фунтов - с молотка ушло первое издание "Бесов" Федора Достоевского 1873 года. Также на аукционе были проданы прижизненные издания произведений Достоевского "Преступление и наказание" и "Записки из подполья".


Отсюда:
https://www.bbc.com/russian/news-48928129

ТЫНЯНОВ. ПУШКИН

Арап наклонился над ребенком.

– Тише, mon oncle, – сказала глухо Надежда Осиповна, – спит.

– Не спит, – сказал арап.

Ребенок в самом деле не спал. Он спокойно смотрел бессмысленными небольшими глазами цвета морской воды, еще не устоявшегося, утробного.

Арап всматривался в него.

– Белобрыс, – сказал он.

Он посмотрел еще.

– Кулер белесоватый.

Ребенок задвигался, смотря мимо всех.

– Расцелуйте его в прах! – закричал арап. – Честное аннибальское слово – львенок, арапчонок! Милый! Аннибал великолепный! В деда пошел! Взгляд! Принимаю! Вина!

Сергей Львович выступил. Пьяный арап распоряжался у него в доме, как у себя в вотчине. Несмотря на все свои чувства к жене, он всегда полагал, что несколько возвысил Аннибалов, породнясь с ними и подняв их до своего уровня. С детства он запомнил проезд какого-то вельможи по Петербургу, туман, фонарь, крик «Пади!» и калмыка с арапом в красных ливреях на запятках. Москву теперь клонило к старой знати. Турок Кутайсов был у всех в презрении.

Старый арап спугнул всех гостей и объявил Аннибалом и чуть ли не арапчонком его сына.

– Милостивый государь, – сказал Сергей Львович, вздыхая, с необыкновенным достоинством, – не устали ли вы с дороги и не время ли отдохнуть? И притом отца… отцу… Смею думать, сын мой не… львенок… и не арапчонок, а Пушкин, как я. Я ваше племя люблю и уважаю, – когда оно хорошее, – добавил он строго, – но согласитесь, что сын мой… что отец, как я…

Вдруг неожиданно легко арап поднял ребенка, побежал с ним к свече и поцеловал звонко и влажно на всю комнату.

Одной рукой держа ребенка, он другой сунул крестик в свивальник.

Марья Алексеевна сердито отнимала ребенка.

– Уронишь, – сказала она, отстраняя старика рукой, – прочь от ребенка, ироды.

Она стала качать мальчика, который наконец заплакал.

Арап обернулся к Сергею Львовичу. Он сделал одно короткое движение – схватился рукой за пояс, за саблю. Сабли не было, старик был давно в отставке.

– Как я… как ты! – захрипел он, и было удивительно, сколько низких, влажных хрипов есть в человеческой глотке. – Ты кто таков? Ты, сударь, – фьють!.. – свистнул он. – Свистун ты! А я – Аннибал. Вот мое племя!

Глаза его были влажные и дымные, он был пьян.

Сергей Львович побледнел.

– Не кричите, mon oncle, – сказала Надежда Осиповна глухо, и лицо ее пошло пятнами, – спит ребенок. Я кричать не позволю.

– На девку свою кричи, – тянула Марья Алексеевна далеким певучим голосом.

Арап попятился.

Губы у него прыгали и не находили слова.

– Пушкиных… забываю! – закричал он, сжав кулачки. – Прах отрясаю! – Он пнул ногою стул и сорвался вниз по лестнице.

Слышно было, как он прогремел через залу и выбежал в сени.

Марья Алексеевна уложила ребенка в зыбку и вдруг сжалась в комочек, стала комочком, сухоньким, старым, востроносым; шмыгнула носом и прошла, тряся головой, куда-то.

ВЕВЕРЛЕЙ

С Веверлеем история ясная, но от этого не менее загадочная. С одной стороны, обычная история, «случилось страшное»:

Пошел купаться Веверлей, оставив дома Доротею.
С собою пару пузырей (повтор) берет он, плавать не умея.
И он нырнул, как только мог, нырнул он прямо с головою.
Но голова тяжеле ног, она осталась под водою.
Жена, узнав про ту беду, удостовериться хотела.
Но ноги милого в пруду она, узрев, окаменела.
Прошли века, и пруд заглох, и поросли травой аллеи;
Но все торчит там пара ног и остов бедной Доротеи.

Это обычный Веверлей — герой старой студенческой песенки. Может быть, у кого-нибудь бабушки-прабабушки, дедушки-прадедушки про него вспоминали. А кто-то и сам в студентах пел. С Доротеей более-менее понятно — это героиня из XIX в., у Гёте есть «Герман и Доротея», у Р. Шумана — одноименная увертюра. Эта героиня была близка сердцу российского человека своей чувствительностью и лиричностью. А Веверлей — кто таков и откуда взялся? И как объяснить живучесть утопшего? А живет он уже несколько столетий и его до сих пор помнят. 100, 1000, миллион, много, прошло миллиард червонцев лет.

И все торчат Веверлеевы ноги и Доротеин скелет. (А. Финкель. Пародия на Маяковского).

Итак, вопрос первый: откуда растут Веверлеевы ноги? Здесь ответ очевиден. Веверлей (Баварлей, Уварлей) — герой одноименного романа Вальтера Скотта. «Уэверли, или Шестьдесят лет назад» — первый исторический роман знаменитого писателя. Опубликован роман был в 1814 г., сюжет его восходит к событиям 1745 г. Роман «Уэверли» был быстро переведен на русский язык и издан в России. И Веверлей, подобно Мальбруку, моментально преобразился и начал победное шествие по России. Собственно, песенка про Веверлея была одной из главных песен российских гимназистов и студенчества. Авторство музыки не установлено.

–По улицам ходила большая крокодила! — пел Костя, а остальные подтягивали: — Она, она, з…, зелёная была!
Но вот весь репертуар закончен. Спеты и «Бабарлей» и «Edite», и «На Кавказе есть гора…». Гимназисты перебрались в столовую.
 — А что вы думаете, mes chers amis, насчёт того, чтобы переброситься в картишки? (цитируется по С. А. Корешков. Записки гимназиста. (Зима 1916−1917). Публикация Н. Корешковой).

 Речь здесь, между прочим, о гимназистах из сибирского города. Насчет Большой Зеленой Крокодилы — тоже интересно, но эта песенка — большая отдельная тема, ведь она тоже пережила века. Но вернемся к несчастному Веверлею, которого российское студенчество XIX в. плавно передало в XX в. Вопрос второй: как мог Веверлей так плотно войти в российское городское сознание, что на протяжении двух веков его никак забыть не могут? Сначала песенка гимназистов и студентов стала предметом многочисленных пародий. Самые известные опубликованы в книге «Парнас Дыбом» под названием «Про козлов, собак и веверлеев». (Авторы — Э. Паперная, А. Розенберг, А. Финкель.) Читать эти пародии — огромное удовольствие. Это настоящее наслаждение. Их можно свободно найти в Интернете, здесь вынуждена дать в больших сокращениях.


Уэлверли (Ваверлей) (Иллюстрация к первому изданию романа Вальтера Скотта, художник John Pettie, гравер F. Huth)

«Гомеровский» Веверлей величав и эпичен:

 …В полдень купаться идет из дворца Веверлей богоравный.
 А во дворце он оставил супругу свою Доротею.
В пышном дворце Доротея ткала большую двойную цвета пурпурного
Ткань, рассыпая узоры сражений между Ахейцами в медных бронях и возницами Трои…
…Тучегонитель Зевес сохранил для потомства их вечно.
 Много столетий прошло и много ушло поколений,
Но до сих пор там стоят над водой Веверлеевы ноги
И в стороне средь песков — Доротеи белеющий остов.

 Веверлей «Данте» лиричен и одновременно в нем есть что-то роковое:

В те дни, когда на нас созвездье Пса глядит враждебно с высоты зенита,
И свод небес, как тяжесть, оперся,
И от лучей не сыщешь ты защиты,
Пошел купаться знатный Веверлей,
Хламидой бренною едва прикрытый…

 Не мог обойти Веверлей на пути «пруду» великую русскую поэзию. «Крыловский» Веверлей — типичный герой баснописца:

В одну из самых жарких пор затеял Веверлей купаться.
И надобно сознаться, что Веверлей сей плавал как топор.
В кладовке, в старом хламе роясь, нашел он плавательный пояс
И, на свою беду, решил: пойду.
 …Супругов мне, конечно, очень жаль,
Но в басне сей заключена мораль:
Не зная броду, не суйся в воду.

 А следующий Ваверлей социален, как и положено в варианте «некрасовском»:

…Жил в деревне Отрадной помещик,
 Варсонофий Петров Веверлей.
Ну и был, доложу я Вам, лещик,
Вряд ли было в округе лютей…
…Затянуло беднягу в пучину,
Над водой только ноги видны.
 Кто опишет тоску и кручину
Веверлеевой бедной жены…

Вот философская пародия на Владимира Луговского:

…Дает ему с собою Доротея,
Жена его, два пузыря в подмогу,
Два пузыря надежных, тонкостенных
И голубых и выпуклых, как небо,
Снаружи выпуклых, а изнутри — напротив.
Он лег на бережок и, глядя в небо,
Задумался над мировым порядком…
Как много облаков, как мало счастья;
Но, поменяв их, вряд ли стало б лучше…
Но эти мысли тоже не бесплодны,
И в них, конечно, бьется пульс эпохи
И отразилась середина века…
— Но я расфилософствовался что-то, Пора и в воду!
 — И нырнул он в воду,
Забыв о том, что не умеет плавать.
 Что тяжелее? Голова иль ноги?
Он не успел как следует обдумать…

Вот Веверлей «ахматовский»:

…Как забуду? Он вышел бодрый, с пузырями на правой руке.
И мелькали крутые бедра на хрустящем желтом песке.
Для того ли долгие годы в одинокой любви прошли,
Чтобы отдал ты темным водам свой загадочный древний лик?!

… А здесь — Веверлей по Мандельштаму:

…Широколистые не сеют тени клены, лучам пылающим открыт песок аллей.
Полуденным пыланьем утомленный. купаться поспешил прекрасный Веверлей…

 А следующий Веверлей — пародия на Андрея Белого:

И Доротеин Веверлей, и Доротея Веверлея над бессловесной бездной реют, как закипевший словолей…
И Веверлей, усталый мистик, средь тополей, среди аллей, голубоглазый злой эвристик, спешит купаться в водолей.
И Доротея в том году астральное узнала тело.
Но ноги милого в пруду она узрев, окаменела…

Далее — Веверлей «блоковский»:

Где дамы щеголяют модами, где всякий лицеист остер,
Над скукой дач, над огородами, над пылью солнечных озер, —
Там каждый вечер в час назначенный, среди тревожащих аллей
Со станом, пузырями схваченным, идет купаться Веверлей…
 Вздыхая древними поверьями, шелками черными шумна,
Под шлемом с траурными перьями идет на пруд его жена…

 Впечатляет своей торжественностью следующий Ваверлей, уже «брюсовский»:

 И, тело обнажив под сенью пирамиды, он погрузился в пруд, творя молитву ей.
Но мудрая глава ног царских тяжелей — осталась голова в объятьях Нереиды.
Той вести гибельной довериться не смея, спешит на озеро царица Доротея
И, к озеру придя, окаменела вдруг.
 С тех пор прошли года тягучей вереницей.
Но до сих пор хранит песок скелет царицы и над водою тень костей берцовых двух.

Вот Веверлей «Эдуарда Багрицкого», это целая поэма, под названием «Думы о Веверлее»:

 Не загинул я от пули У Попова лога,
Не изжарюсь и в июле —
 В дым, в жестянку, в бога.
Пусть я плавать не умею —
Пузыря надую.
Дай пузырь мне, Доротея,
И на пруд пойду я…
 Заросли травой дороги,
Только ветер веет.
Но торчат, как прежде, ноги,
Ноги Веверлея.
Обвевает вихрь горячий
Остов Доротеи…

И Веверлей «Демьяна Бедного»:

Вот, братцы, сказочка про Веверлея, который не жалея ни рук своих, ни ног нырнул как только мог глубоко.
В мгновенье ока засосан был водой и там остался с бородой.
Жена его, Доротея, узнав про эти затеи, прибежала на пруд в большой тревоге и, увидев мужнины ноги, навеки окаменела тут.
 Сказка, говорится, складка, а вот вам и ее разгадка.
Похохочу я над вами всласть. Пруд-то он — Советская власть, а Веверлеи и Доротеи, все эти богатеи, — социал-предатели, соглашатели и буржуазные лакеи.

Есть там и Веверлей Бальмонта, и Пастернака, и Н. Тихонова, и Твардовского.

Автор всех легендарных веверлеевых пародий — А. Финкель. А. Финкель (1899−1968, профессор Харьковского университета) — лингвист, известный переводчик (сонеты Шекспира). Но и без этих замечательных пародий Ваверлей жил своей полноценной жизнью в студенческом фольклоре. Удивителен городской фольклор России. Кого только он не «перелицовывает», в кого только не вдыхает новую жизнь (даже путем утопления). Довольно трудно объяснить абсурдную, с элементами черного юмора, «протяженность во времени» героя этой песни. Образ Веверлея, чья голова тяжелее всех остальных частей тела, так живуч и популярен, потому что (возможно) отражает глубинную самоиронию интеллигенции. Голова полна мыслей, плавать в воде не все умеют, а уж в житейском море потонуть совсем не сложно. И XX в/ — пострашнее всякого заболоченного пруда будет. Эта моя версия. Может быть, кто-то предложит и другую. Как российское сознание умеет переиначивать чужие образы — это песня. Во всех смыслах этого слова. Песня про Веверлея в исконном варианте входила в обязательный песенный набор студенчества вплоть до конца XX в?(песни МИФИ из архива Владимира Тышкевича).

Автор: Галя Константинова
Источник: https://shkolazhizni.ru/culture/articles/44900/
© Shkolazhizni.ru


Отсюда:
https://shkolazhizni.ru/culture/articles/44900/

ЭЙМУНТАС НЯКРОШЮС






Известный театральный режиссер Эймунтас Някрошюс скончался в Литве. Его родственник, депутат парламента Литвы Арвидас Някрошюс, сообщил, что режиссер умер скоропостижно в клинике Вильнюсского университета.

Литва поражена известием о скоропостижной смерти режиссера. Президент страны Даля Грибаускайте выразила свои соболезнования.

Постановки Някрошюса были непростыми, метафоричными, запутанными, образными. Он творил в духе символизма, по сути рассказывая со сцены не содержание литературного произведения, а слагая притчу.

21 ноября Някрошюсу исполнилось бы 66 лет.

Он родился в 1952 году в деревне Пажобрис в советской Литве. Закончил московский ГИТИС, в котором учился на режиссерском отделении под руководством известнейшего Андрея Гончарова. С театром была связана вся жизнь Някрошюса - он работал в целом ряде театров, стал учредителем театральной студии в Литве Meno fortas (Крепость искусства), ставил спектакли для театральных фестивалей.

Среди постановок Някрошюса самые разные произведения: от Чехова с Пушкиным до Гете и Ветхого завета. Его постановки всегда вызывали бурю эмоций - от чистого восторга до яркой неприязни.

New York Times писала о "Гамлете" Някрошюса: "Эмоции, которыми обуреваемы его персонажи, так же просты и понятны, как силы природы".



Сцена из спектакля "Гамлет"

Свой в России

Някрошюса хорошо знали и любили в России. В Москве он ставил драмы "Вишневый сад", "Калигулу". В Большом театре идут поставленные им оперы - "Макбет" Верди и скандальные "Дети Розенталя" композитора Леонида Десятникова.

Спектакли Някрошюса всегда были узнаваемы. У него был свой особенный почерк, хотя само понятие "режиссерский театр" он не любил. Однажды сказал в интервью, что режиссура - профессия вторичная, производная: "Надо быть скромнее. Фундамент всего - литература, которая мне вообще кажется главным из искусств" .

"Умом Някрошюса не понять, аршином общим не измерить, вот только верить ему нельзя. Он говорил: "Давайте попробуем. Я не знаю, как это делать". На самом деле, он все знал", - сказал как-то о Някрошюсе народный артист России Алексей Петренко.

"Один из пятерки лучших в мире"

В Литве новость о неожиданной кончине режиссера, застала врасплох его коллег и друзей, сообщает журналист Наталья Фролова. Многие признаются, что опечалены настолько, что даже не могут сосредоточиться на работе.

"Умерла целая эпоха в литовском театре. Без Некрошюса театр потерял глубину, - написал один из литовских режиссеров Оскарас Коршуновас в "Фейсбуке".

Актер Рамунас Рудокас, который играл в спектаклях Някрошюса в течение 16 лет, назвал Някрошюса одним из пяти величайших режиссеров мира .

"Он был человеком - легендой, тайной. Таких людей обычно называют гениями. Они мало говорят или вообще не говорят", - отозвался о Някрошюсе известный литовский оперный певец Витаутас Юозапайтис.

<А ведь я оба спектакля в Большом видела-слышала, а еще на гастролях "Отелло", "Гамлета", и "Макбета" А уж последнюю сцену в "Отелло"  – перед глазами стоит. Кажется, в театре Моссовета этот спектакль давали. – evakroterion>

ДРАГУНСКИЙ ДЕНИС

Вчера, отчасти в связи с днем рождения Пушкина, отчасти с Праздником русского языка, в ЭХО пригдашали трех писателей: Виктора Шендеровича, Дениса Драгунского и Виктора Ерофеева. Так вот, Драгунский наконец вслух сказал то, чт мне пришлось очень по шерстке:
 мол, не "саму Наташу", а "самоё Наташу". Я-то так всегда и говорила. А сегодня стала искать, что в Интернете на эту тему и нашла:

са-мо·ё


  • форма винительного падежа единственного числа от местоимения сама. В настоящее время характерна для книжного стиля; в разговорной речи заменяется формой саму́. Возникновение формы самоё объясняется влиянием формы личного местоимения её в сочетании её самоё.

<И напрасно заменяется – evakroterion>

 И чтоб уж два раза не вставать.

Ниже представлены результаты склонения слова брелок по всем падежам и числам.


Падеж

Единственное число

Множественное число
Именительный брелок брелоки
Родительный брелока брелоков
Дательный брелоку брелокам
Винительный брелок брелоки
Творительный брелоком брелоками
Предложный брелоке брелоках

САМАЯ ЗНАМЕНИТАЯ КАРТА В АНГЛИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ВЫСТАВЛЕНА НА ТОРГИ



Оригинал карты Стоакрового леса, по которому разгуливали Винни-Пух и все-все-все, выставлен на продажу в аукционном доме Sotheby's.

Эта, возможно, самая знаменитая карта во всей английской литературе, как назвал ее доктор искусствоведения Филипп Эррингтон из Sotheby's, продается впервые за много лет вместе с четырьмя другими иллюстрациями из книжки о Винни-Пухе, которые нарисовал художник Эрнест Шепард.

Эти рисунки не выставлялись в течение без малого полувека. Учитывая, что в последнее время среди коллекционеров возрос интерес к иллюстрациям, предположительно, они могут принести совокупно от 310 до 440 тыс. фунтов стерлингов (примерно 400-600 тыс. долларов).


Первое американское издание книги, проданное коллекционеру в 2008 году

Впервые эта карта была продана на Sotheby's в 1968 году за 650 фунтов, а двумя годами позже этот же аукционный дом продал ее частному коллекционеру уже за 1700 фунтов.

Карта обычно располагается на форзаце книжки о Винни-Пухе или на первых ее страницах. Эта карта также фигурирует в мультфильме компании Disney 1966 года.

Как полагают искусствоведы, только она одна может принести от 100 до 150 тыс фунтов.

На других рисунках изображено прощание Кристофера Робина и Винни-Пуха, а также ослик Иа-Иа, Кролик и игра в Пустяки.

Автор книжек о Винни-Пухе Алан Милн родился в Лондоне в 1882 году.

Он написал ряд весьма успешных пьес, а также был редактором нескольких журналов, но в сокровищницу мировой литературы вошел как автор детских книг о плюшевом медвежонке Винни-Пухе, прообразом которого стал игрушечный медведь его маленького сына Кристофера Робина, по имени которого назван другой персонаж этих книжек.

В 1925 году Милн с женой и сыном переехали из Лондона в большой дом неподалеку от городка Хартфилд в Восточном Сассексе. Возле их дома был Ашдаунский лес, описанный Милном в книжках и нарисованный Эрнестом Шепардом.

Милн и Шепард вместе работали над четырьмя книжками, выходившими отдельными изданиями - "Винни-Пух" (1926), "Дом на Пуховой опушке" (1928), поэма "Когда мы были очень молоды" (1924) и "Нам уже шесть" (1927).

В августе 2018 года на экраны выходит новый фильм кинокомпании Disney "Кристофер Робин", основанный на приключениях персонажей Милна.

Продажа рисунков Шепарда в Sotheby's намечена на 10 июля 2018 года.


Отсюда:
https://www.bbc.com/russian/other-news-44316896

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ МОСКВЫ В СЕРЕДИНЕ XX ВЕКА


А. А. ВАСЬКИН
"ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ СОВЕТСКОЙ СТОЛИЦЫ ПРИ ХРУЩЕВЕ И БРЕЖНЕВЕ"

Двойственное впечатление. Ну да. Интересно вспомнить. Но при этом книжка сделана очень небрежно. Например, на корешке написано СОВЕТСКОЙ СТОЛИЦЫ ПРИ ХРУЩЕВЕ И БРЕЖНЕВЕ.
Автор элементарно безграмотен: "очередь за тюлью" – 2 раза, чтоб уж все запомнили. Где писать НЕ, а где НИ, не знает. Когда наращивать числительные, когда нет – тоже не знает.

Антикварный на Арбате 36. Сроду там не было никакого антикварного, он был несколько наискось, с нечетной стороны.

Фотографии черно-белые, причем никаких действительно малоизвестных. И при всех этих грехах – очень дорого. Даже при всех скидках.

Вот текст аннотации:


Это повествование о том удивительном времени, когда деревья были большими, а цены в магазинах - маленькими, когда книга была главным подарком, а колбаса - основным дефицитом, когда никто не отрывался от коллектива, а мир познавался по телевизору. Читатели узнают о том, как москвичи в те годы работали и отдыхали, на что тратили получку и на чем экономили, как выживали в коммуналках и стояли в очередях за продуктами (цены прилагаются), какие театры и художественные выставки посещали и как доставали джинсы и сапоги, где в Москве были Маяк и Пушка и кого прозвали "Никитскими Воротами". А еще читатели научатся распознавать речь той эпохи благодаря словарику московского быта, любезно составленному автором - известным историком и писателем Александром Васькиным. Книга написана с привлечением большого числа свидетельств очевидцев, мемуаров и дневников.

Посмотрела: у автора уйма книг. При таком изобилии некогда вылизывать. Ничего из-под его пера покупать не буду. Но если кому подарят, – ну, что же. кое-что интересно вспомнить.

Да! А корректор где ночевал? Называю: Г. В. ПЛАТОВА